Беляева Елена

16 лет, г. Ярославль

Спорим?

Ира стояла в ванной перед зеркалом и причёсывалась. Длинные, смоляные волосы переливались, холодным шёлком скользили меж пальцев. Когда косы были приглажены как надо, Ира остановилась и глянула на остаток волос, налипший на щётку. И снова вспомнила случай столетней давности из бурной школьной жизни. Они с Леной тогда ещё были подругами и вроде учились в классе седьмом. Да, точно.

– Лен, помоги, а? – шепчет Ира и толкает худенькую соседку вбок, чувствуя локтем её рёбра.

Лена не сразу отвечает. Покусывает кончик ручки, весь изжёванный и побелевший, и нехотя отрывает взгляд от теста.

– Пятый вопрос, а?

Ира тычет пальцем в нужную строку, а сама косится на учительницу. Наталья Николаевна ничего, сидит смирно, но всё равно стрёмно, нужно наблюдать.

Дурёха Лена придвигается слишком близко. Очкастая, а всё равно видит не более, чем крот на солнце. Ничего короче. Пару мгновений читает и тут же, разобрав буквы, обводит правильный ответ в кружок.

– Шестой, а? – тянет Ирка, продолжая одним глазом следить за училкой, другим – за тщедушной отличницей. Её отличницей. Ой, нет, не так, сорри. Её лучшей подругой.

Леночка поджимает тонкую нижнюю губу, отчего рот совсем пропадает с бледного лица и остаются только огромные рыбьи глаза в круглых линзах очков и вздёрнутый нос, усыпанный веснушками.

Лена шуршит ручкой по бумаге, а Ире надоело палить учительку, она сидит, идиотски прикрывшись пеналом, и нарывает бумажки для всяких первостепенных нужд. Ну, записки, шпаргалки, ну мало ли чего случится!

Ира не успела заскучать, как по школе прокатилась трель звонка. Именно прокатилась; звонок у них был с причудой: перво-наперво услышишь его тихий треск на третьем этаже, а с третьего он, как свободный ток, пробегает и по их второму, и по первому.

– Спасибо, – благодарит Ира, (она и правда была признательна) и спихивает всё с парты в рюкзак.

Лена не спешит собраться. Цепляется одной рукой за тяжёлую русую косу, а другой отрывисто и дёрганно что-то царапает на своём, заметно пустом листе.

– Ну, сдашь, а? Я тебя у биологии жду.

Лена едва кивает, а Ира выходит из класса в хорошем расположении духа. Заранее празднует «пятёрку» по русскому языку.

Ленка была хорошей подругой. Пресной, серой, незаметной, даже страшненькой, но вот умной… Очень умной. Идеальная подруга. Такая и парня твоего не уведёт, а зато как пригодится на уроках! Палочка-выручалочка. Себя не ценит и за помощь берет дёшево: всего-то позволь ей гулять вместе с шумной компанией час после уроков – и всё.

Сегодня они, как обычно, играли в московские прятки. Шумной гурьбой завались к Ване во двор, поскидывали сумки в кучу под дерево, выбрали «воду» и разбежались кто-куда. Лена и Ирка скрылись за домом и сидели в засаде. Ну, точнее, Ирка сидела, а Ленка, хвостом таскалась за Иркой всюду и всегда смотрела за периметром, чуть высовывая светлую голову из-за стены.– Что-то долго он, – прошипела Ира. Этот кон водил Ваня, а Ваня хитрый, быстрый, сильный и, ну, красивый, всяко бы уже их нашёл. – Ты не видишь ничегошеньки, вдруг он нас застукал давным-давно?

– Да уж человека-то разгляжу, – поводит плечами Леночка и уступает Ире место смотрящего. – А потом, если бы Ваня заметил, закричал бы, что нас застукал. Ваня – он не из подлых, – твёрдо сказала Лена и прикрыла глаза.

Ирка вздрогнула. А она давно заметила, как Ленка таращится на её Ваню. Конечно, Ваня – душа их большой компашки, когда он говорит или шутит, ясное дело, все ему чуть ли не в рот глядят да со смеху покатываются. Ира и сама смеялась громче всех и вставала всегда близко к нему. Но она не могла не заметить острым ревностным взглядом Лены, которая каждое слово Вани ловит с придыханием и запоминает лучше порой, чем сама Ирка. А ещё эта Ленка стала увереннее вести себя, начала шутить, частенько заговаривала с Ваней, и тот улыбался, отвечая. И всем она приглянулась. И без очков Ленка была даже очень и очень ничего.

– Тебе, значит, Ваня нравится? – в лоб спросила Ира.

Лена испугалась, вцепилась пальцами в косу и потупила голову.

– Да не мнись ты, а? Тут ничего такого. Мне он тоже очень нравится.

– Правда? – промолвила Леночка и разжала пальцы. Взмочаленные потными ладошками волосы снова покойно легли на узкие красивые плечики. Ирка ухмыльнулась, в голову ей пришла блестящая идея.

– Ага, – протянула Ира. – Только ты не думай, что я его отдам тебе, раз узнала, что ты в него втюрилась. Но знаешь что? Давай поспорим?

– Поспорим? Зачем? – Лена прильнула к стене, вид у неё был обморочный.

– Не зачем, а на что, глупая. На Ваню. Кто к завтрашнему короче подстрижётся, тому он и достанется! – Ирка даже в ладоши ударила, позабыв, что надо сидеть тихо. – Ну, ну, соглашайся! Спорим?

– Спорим, – прошептала Леночка, и послышался раскатами голос Вани. Их нашли.

Лена робко перешагнула порог парикмахерской. Колокольчики-подвесочки на двери мелодично заблямкали, сообщая о новом клиенте.

– Здравствуйте, – выдавила Леночка, увидев пустое кресло и женщину, подметавшую с пола чьи-то обрезанные рыжие кудри.

– Здравствуй, ты на стрижку?

– Да, – кивнула Лена, наблюдая, как веник ловко метёт по полу, превращая красивые волосы в рассыпчатую пыль.

– Проходи, садись, что замерла? Я сейчас иду.

Лена забралась в кресло и взглянула в зеркало, подсвеченное лампами. Лицо ей показалось совсем уродливым: тощим, с землистой неровной кожей. Она зажмурилась, схватившись за кончики кос, которые спускались ниже поясницы. Послышались шаги и шуршание. Вкруг Лениной шеи застегнули чехол и выправили наружу косы.

– Как стричься будем? Просто подровнять концы? – спросила женщина, расплетая звенья тугих кос.

– Нет, покороче, – прошептала Лена, глаз она не решилась открыть.

– Как покороче, до лопаток?

– Нет, побрейте меня… Налысо.

Лена прошмыгнула в класс после звонка. Раньше она никогда не опаздывала, и Ира её уже не ждала, подсела к Полине, девчонке не шибко умной, зато очень популярной. Полина рассказывала какую-то совершенно несмешную бытовую сценку, что-то про лак для волос, и мальчишки, в числе которых находился и он, Ваня, окружили их парту, по обыкновению громко хохотали. Да, задница у Полины была что надо, при таком-то баркасе можно не париться о мозгах; Ира тоже раздавала улыбки направо и налево, чувствуя, что часть внимания, хоть и косвенно, но и ей перепадает. Тихую Лену, в фиолетовом флисовом беретике на голове, никто и не заметил. Она прошла в глубь кабинета и устроилась за последней партой. Присутствие Лены обнаружилось только тогда, когда Галина Васильевна, дородная тетка с выбеленными волосами и уродливой бородавкой на шее, учительница истории, раскрыла журнал.

– Ну, что, кого у нас сегодня нет?

Ребята покрутили головами.

– Да все вроде, а, постойте, – запнулась Ира. Она вспомнила, что Лены-то не видела сегодня. – Тихомировой Лены нету.

– Ладно, спасибо.

Галина Васильевна поднесла колпачок ручки к губам (была у неё такая привычка) и нашла нужную строчку в списке, как вдруг робкий голос с задней парты остановил её:

– Простите, Галина Васильевна, я здесь.

– А, что?

Учительница подняла глаза и разглядела за последней партой у окна девочку в берете, она тянула тощую ручку-палочку вверх.

– Ты что ли, Тихомирова?

– Да.

– Как ты спряталась, поди, уроки не сделала, да? – с насмешкой сказала Галина Васильевна и отодвинула журнал в сторону. – Ладно, тогда начнём что ли?

Ира обернулась и тоже увидела Ленку. Сидит, как воробей подстреленный, в лоховской шапке на голове. Ира прыснула со смеху и загородилась пеналом от училки. Сейчас самое время исписать бумажки, что она со скуки нарвала вчера.

Урок как-то кончился, сейчас была большая перемена. На этой-то перемене и объявилась Ленка. Она зазвала Иру в туалет, сказала, что им нужно поговорить о чём-то очень важном.

– Чего тебе, меня Полька ждёт, давай быстрее, – фыркнула Ира.

Общаться с Леной было ей недосуг, она прилипла к старому мыльному зеркалу над раковиной, вытащила расчёску из сумки и принялась прихорашиваться, укладывать чёрные локоны на разный манер, но всё её раздражало, всё не нравилось. Лена, бледная, приникла к кафельной стене и не моргая уставилась Ире в затылок. Сама позвала, а теперь молчит, словно язык проглотила.

– Ай, да пошло оно всё взад! – Ира дёрнула расчёской и вырвала пару длинных волосков, покрутила их в руке и выкинула. – Говори, а то я пошла.

– Ты ведь не забыла? – едва прошевелила тонкими губами Лена.

– Чего не забыла? Ты про резинку что ли? Нашла что вспомнить, я её потеряла давным-давно, и не спрашивай её с меня больше! – рявкнула Ира и сунула расчёску в сумку, повернулась к выходу.

– Нет, не это. Наш спор. Кто короче подстрижется.

– А-а, точно.

Чёрные глаза Иры сверкнули, а хмурые брови расслабились. Она ухмыльнулась и глянула на Ленин берет. «Наверное, эта глупая прячет под шапкой свою неудачную стрижку», – промелькнула у неё в голове мысль, которая её сразу же развеселила. Ира, не спросясь, потянулась к берету цепкой рукой. Лена даже пикнуть не успела, как шапка слетела с её головы. Лена всплеснула руками и беспомощно зажала ладошками уши. Ира хрипло похохатывала, размахивая беретом в кулаке.

– Ты что, дурёха, серьёзно? Ой, не могу. Нет, ты, я хоть не ослепла? Дай-ка свои телескопы, я погляжу получше. А то я не вижу, где твои косы? Где твои волосы вообще?

Ира смеялась ещё пару мгновений, но после взяла себя в руки. Н-да, это было нетактично, наверное, вот так вот заржать. Они же подружки. Ира побрызгала холодной водой на своё раскрасневшееся лицо и подошла к Лене. Лена отвернулась к стене, потупила голову и спрятала лицо в руках. Серый пиджачок вздрагивал на острых плечах. Ленка, похоже, ревела.

– Лен, ну чего ты, не плачь, – утешила Ира, как можно аккуратнее вернув берет на лысину. – Подумаешь, волосы, они же отрастут. Ну, наверное.

Лена резко обернулась и скинула лживо ласковую руку Иры со своего плеча. Круглые линзы очков забрызгались слезами и запотели. Она сдёрнула их одним уверенным движением и в упор уставилась на Ирку таким жгучим взглядом, что та невольно отшатнулась на шаг назад.

– Лен, ну ты чего?

– Я выиграла! – подытожила Лена и звонко топнула каблучком по плитке. Крылья её острого носа раздувались от гнева, даже крапинки веснушек выглядели рассерженными.

– Кто тебе сказал?

Ира расправила плечи и гордо вскинула подбородок. Она прекрасно знала, что, приняв такую позу, будет выглядеть внушительно, красиво и женственно. Упругая грудь будет лежать как надо, ещё раз демонстрируя заносчивой дуре Ленке всё то, чего она была напрочь лишена.

– Ваня не собачонка, тебя слушать не станет! Ну и что, что ты побрилась наголо? Кого это волнует? Всё, что в тебе и было красивого, так это твои длинные патлы, а теперь и их нету! – отчеканила Ира и развернулась. Нарочно толкнув Лену плечом, она пулей вылетела из туалета.

Ленка не появилась на следующих уроках. Загуляла. Когда они компанией пошли гулять после школы, все очень долго мусолили эту тему, что же случилось с бедняжкой! Она ведь такая хорошая, отличница, примерная умница, и вдруг – на тебе, опоздала, а потом и вовсе прогуляла весь день!

– Ира, ты же её лучшая подруга, наверняка что-то знаешь? – спросил Ваня.

– Знаю, а что? – кокетливо улыбнулась Ира. Хоть её и бесило, что он тоже, как и все, обсуждал по десятому разу эту Ленку, но он же сейчас к ней обратился, правильно? Правильно. Надо подавить раздражение и улыбнуться ещё раз.

– Тогда скажи, что с ней?

– Вот тебе скажу, пойдём!

Ирка подскочила со скамейки и потянула Ваню за руку. Он не сопротивлялся, поднялся. Ребята, полные чмошники и лохи, недовольно зашептались, но Ирка только показала им всем язык.

– Да ненадолго я украду его, ненадолго.

Ира подлезла под Ванину руку и вцепилась в него, вжалась грудью. Они завернули за угол дома, и Ваня остановился. Ира неохотно, но отлипла от него.

– Рассказывай, – сухо сказал он, не глядя в Ирину сторону.

– Ладно, какой нетерпеливый, – наигранно обиделась Ира и надула щёки. – Слушай, какую умору расскажу. Вчера, короче, когда мы здесь в московские играли…

Ира быстренько пересказала суть вчерашнего их с Ленкой спора. Ваня ни разу не поднял на неё глаз, упрямо уставился в землю и всё молчал, слушал.

– И вот, короче, эта дуреха сегодня припёрлась – и прикинь что? Она налысо побрилась!

Ира снова не сдержалась и рассмеялась, правда, очень кокетливо, прикрыв ладонью рот. Она ни на секунду не забывала, кто стоит перед ней. Ваня ещё молча стоял какое-то время, всё так же, глаза в пол. Ира перестала хихикать.

– Эй, Вань, ты чего такой хмурый?

– Ну ты и дура, – ответил Ваня и быстро глянул на неё. Взгляд его был такой же жгучий и ошалелый, как и у Лены с утра, во время разговора.

Потом как-то незаметно Лена исчезла из их класса, говорили, что она перевелась в другую, соседнюю школу. А следом за ней и Ваня исчез. После того разговора он всячески избегал Иру, но она до сих пор продолжала гулять с их шумной компанией, она сошлась с Полиной, и та постепенно заменила Ленку. Правда, замена была такая себе, скучная, да тем более красивая. В общем и целом, Ира надежды не теряла. Но как только Ваня, их главарь, ушёл из класса, компания рассыпалась, как домино. Они ещё пару раз позависали и разошлись, как в море корабли…

Много времени прошло с тех пор, и, казалось, события эти, не совсем приятные, забылись, стёрлись из памяти. Не так давно Ира возвращалась поздно вечером из училища, была осень, стемнело быстро и внезапно. Учёба Ире давалась очень нелегко, как-то сами собой обнаружились все её пробелы в знаниях, которые в школе удавалось скрыть с помощью Лены. Вот и сегодня она, Ира, долго мучалась с переписыванием отчётной работы. Погружённая в свои невесёлые мысли, она доплелась до остановки. Там она столкнулась с парочкой. «Вот стоят, обжимаются прилюдно, да на таком морозе», – подумала Ира, шмыгая простуженным носом, а вслух сказала:

– Простите.

– Ничего, бывает.

Ира остолбенела, вскинула голову. Так этот высоченный красивый парень – это что, Ванька? Точно: и голос, и глаза, и лицо – всё красивое, всё до боли знакомое! Ира не поверила своему счастью, глупо улыбнулась, хотела остановиться и поговорить с ним, расспросить, куда же это он делся и как жил без неё, Иры, все эти годы. Но Ира покосилась на его спутницу, которую Ваня так нежно взял за руку и поцеловал прямо перед Ирой в висок… Девушка с короткой стрижкой, рябая, остроносая, в круглых очках. Румяная от холода. Красивая в своей невинности, вот точно их дурёха, Ленка!

– Ой, Ира, это ты? – спросила Лена и улыбнулась так, словно рада была. – Давно не виделись, как ты?

– Да всё нормально, учусь вот.

– А где, куда поступила? На врача, как и хотела?

Губы Иры скривились в усмешке.

– Ага, да, да. Ладно, мне некогда, врачи – люди занятые.

– Ну, беги тогда, – растерянно проронила Лена и ещё раз улыбнулась. Ира ушла с остановки, решив, что пешая прогулка ей будет полезней. В груди что-то противно скребло. Нет, на врача она так и не поступила, с треском завалила все вступительные. Ира вдруг остановилась и громко выругалась. Чёрт, наверно, она сделала что-то не так. Вот только что?

Комментировать