Кокурина Елизавета

9 лет, г. Гаврилов-Ям

Ну, как можно столько молчать?

Вазы очень бьются – общеизвестный факт, особенно если в них попасть мячом или мягким медведем. Эх… Так случилось и в моей истории. Значит, играли мы с сестрой и в какой-то момент сами и не поняли, как вазу уронили, мамину вазу, самую красивую в доме, самую её любимую. Вся жизнь перед глазами пролетела, когда шли рассказывать мамочке о случившемся. Очень боялись, что отругают и накажут. Но, кто бы мог подумать, мама ничего не сказала, молча достала веник, собрала осколки вазы, выбросила и молча вернулась на кухню, продолжила готовить суп. В доме повисла тишина! Я уткнулась в тетрадки, сестра села за компьютер, нам было стыдно, мы тоже молчали.

Наступило время обеда, мы пришли на кухню, на столе уже стояли тарелки с борщом, сметана, пюре с котлеткой для каждой из нас, мама молча нарезала хлеб. Мы снова стали извиняться, и вдруг мама заплакала, да так заплакала, прямо зарыдала, будто мы не вазу разбили, а всю квартиру разбили и сломали всё остальное, что есть на земле. Я сказала: «Вот, мама, если бы ты столько не молчала, слёзы бы не накопились, и тебе не было бы так горько из-за разбитой вазы. Когда я вырасту, куплю тебе две такие, чтобы, когда что-то случилось, ты просто достала бы другую и не молчала, а сказала бы: какие у меня дочки молодцы, вот и вторая ваза пригодилась».

Мама широко открыла глаза и громко рассмеялась: «Спасибо, не нужны мне вазы, просто будьте рядом как можно дольше, перебейте хоть всю посуду, только не пропадайте ни на секунду из моей жизни!»

Комментировать