Лешина Анастасия

17 лет, п. Октябрьский, Рыбинский район

Берег мечты

Сьюзен Лорен Ричардс – одинокая смотрительница маяка, которая приобрела себе домик у берега Кельтского моря, недалеко от городка Пензанс. Человеку из хорошей и состоятельной семьи, скорее, пристало бы жить в огромном живом мегаполисе, но никак не в тихом безлюдном месте, где нарушают покой только волны, бьющиеся о каменную стену маяка, да лай приблудной дворняжки. Местечко было выбрано девушкой не случайно: в нём не было большого очарованья, но зато это был тот самый уголок земли, где так хочется предаться мыслям и мечтам.

Многим кажется, что смотрителем маяка должен быть только мужчина, причём в годах, с бородой и обязательно побывавший в браке. Сьюзен разрушала этот стереотип. Невысокая девушка лет двадцати четырёх имела глаза серого цвета, которые иногда могли казаться голубыми. Её каштановые волосы всегда были в беспорядке, но ей это нравилось, потому что считала, что так она выглядит беззаботно и по-домашнему. Она носила очки, но нет, у неё не было плохого зрения, а просто казалось, что это придаёт ей элегантности и загадочности. Конечно, Сью была слишком хрупка для смотрителя маяка, но её этот факт не останавливал. Ведь она была влюблена.

Сьюзен была одержима одной большой любовью – морем. Именно поэтому она отдалилась ото всех, покинула родной дом и отдалась полностью, без остатка, своей любви. Каждый вечер она выходила на балкон маяка, чтобы понаблюдать за безудержным движением волн, за неугомонными странствующими чайками, чтобы остаться наедине с морем и миром. Больше всего смотрительница любила наслаждаться огромным огненным шаром, который вечером утопал в синей перине волн, а на рассвете вновь просыпался. В такие моменты она любила мечтать. О чём? О человеке, который займёт такую же часть её сердца, как это бездонное море. Когда-то девушка прочитала в книге о родственных душах (надо сказать, что она была большая любительница чтения, отчего жизнь ещё больше наполнялась мечтами и желаниями) и узнала, что две души в этом мире ищут друг друга и когда-нибудь они обязательно встретятся. Этой надеждой с недавнего времени Сью стала жить. Возможно, её мечты были и глупы, но она искренне верила, что всё в этой жизни может исполниться, если проявить хоть каплю усилия. Мысли о грядущих переменах сильно волновали её: если ей и суждено найти свою вторую половинку – она будет самым счастливым человеком, если нет – состарится, грустно глядя на закат. Сью мечтала смотреть на море вместе с любимым человеком, чтобы рядом с ними бегали их дети наперегонки с большой собакой.

В апреле тёплый бриз окутал берег свежим морским запахом. Солнце давно уже скрылось за горизонтом, но небосвод так и остался нежно-коралловым. Как всегда после работы, Сьюзен вышла на балкон маяка. Она стояла, держа в руках чашку с горячим шоколадом, и размышляла над книгой, которую начала читать вчера. Прожектор маяка слишком шумно гудел, мешая ей сосредоточиться, поэтому, быстро собрав свои вещи, девушка ушла с работы пораньше. Выйдя к морю, Сью посмотрела на линию горизонта. Она не переставала верить в чудо. Внезапно на глаза девушки попалась маленькая точка, которая медленно продвигалась к берегу. Сью остановила на ней свой взгляд. Странным было то, что в этом месте никто не останавливался. Кроме этого, необычными были её ощущения: сначала она забеспокоилась, потом почему-то обрадовалась. Девушка спустилась к самой воде и стала ждать. Через некоторое время показались очертания небольшой яхты, которая устремилась прямо к тому месту, где находилась Сью. Ей не было страшно. Напротив, она осталась ждать, не понимая пока своего желания непременно познакомиться с тем человеком, которого случай привёл сюда, в самое укромное местечко на Земле. Пока яхта медленно пробиралась по игривым волнам к берегу, Сью достала из кармана своих брюк блокнот и стала делать наброски судна, которое прекрасно смотрелось на фоне оранжевого неба. Перевернув страницу, она решила представить и любителя морских путешествий. Почему-то Сью была уверена, что этот человек не будет злым или коварным.

– Что вы рисуете, мадемуазель? – услышала она с кормы яхты бархатный низкий голос.

Молодая художница настолько увлеклась возникшим в голове образом, что даже не заметила, как причалила яхта. Подняв глаза от блокнота, девушка увидела высокого паренька, лет двадцати трёх, хорошо сложенного, с короткими вьющимися волосами, глубокими зелёными глазами. Сьюзен удивилась, ведь герой её рисунка слишком был похож на стоящего перед ней незнакомца. Наверное, со стороны девушка выглядела смешно: ошалевший взгляд, приоткрытый от удивления рот. Внезапно блокнот выскользнул у неё из рук и полетел прямо в воду.

– Вот же! – воскликнула Сью.

Незнакомец быстро спрыгнул с кормы на берег и попытался достать из воды намокшие листы.

– Не стоит, блокнот уже не спасти, – улыбнулась Сьюзи. Молодой человек хотел что-то сказать, но не мог подобрать слова. Смотрительница заметила его смущение и спросила: – Куда вы держите путь?

– Ох, я не ставил для себя особой цели, – растерянно ответил парень, когда встретился с серыми глазами, которые показались ему знакомыми, хотя он точно знал, что они никогда не встречались. – Извините за невежество, меня зовут Эдвард Кевин Лоруа, – парень протянул свою большую руку.

– Сьюзи, – тихо пробормотала девушка и пожала с глупой улыбкой его руку. Это прикосновение заставило Сью замереть от необъяснимых чувств. Так же себя чувствовал и Эдвард. Словно волны прокатились у него по всему телу. Серые глаза встретились с изумрудно-зелёными и растаяли, словно последний лёд под напором пробудившейся зелени. Не замечая времени, они молча стояли на берегу, вглядываясь друг в друга.

– Где вы остановитесь? – прервала молчание Сью.

– Думаю, лучше перейти на «ты», – заметил Эдвард.

– Вы… Ты правы, прав, – смущаясь, ответила девушка. – Где ты остановишься?

– Я хотел бы найти здесь ближайшую деревушку и расположиться там на ночлег.

Сьюзен была очарована юношей, разговор с ним волновал её.

– Можешь остаться у меня, – смотрительница показала на берег, где практически у самого края стоял уютный домик, густо заросший в некоторых местах плющом.

– А я не помешаю? – Лоруа смущённо опустил голову, отчего пряди волос упали на его лицо.

– Ты мне не помешаешь, я рада гостю, – шатенку забавлял румянец на щеках собеседника, ей казалось, что это до жути мило. – Пойдём? – Эдвард кивнул и, поправив лямку сумки, которую он нёс, улыбнулся Сьюзи. Смотрительница ответила такой же обворожительной улыбкой и направилась в сторону дома. – Я тут одна живу, – Ричардсон и сама не знала, к чему это сказала, возможно, она должна была это сказать, но её мысли в этот момент путались.

– Мне кажется, что здесь живёт семья, – сказал Эдвард, к тому же внимательно наблюдая за небом, которое уже начало перекрашиваться в тёмно-синий цвет. Ему нравилось новое место, где неожиданно оказался. Эдвард явственно ощутил красоту бездонного неба, синева которого, казалось, вот-вот ляжет им на плечи.

– Мои родители и сёстры живут далеко отсюда, в Донкастере, – поддержала разговор Сьюзен.

Нельзя сказать, что девушке не было дел до своей семьи. Она старалась как можно чаще писать письма, рассказывая сёстрам о храбрых героях из книг, которые присылали ей родители. Девушка не помнила, когда в последний раз виделась с ними, но семейные фотографии получала регулярно.

– А ты? Далеко твоя семья?

– Я давно не видел своих родителей и даже не помню их лиц, – парень тяжело вздохнул. – Мне пришлось уйти из дома после ссоры, – он никогда не делился этой историей, но сейчас ему хотелось говорить.

Когда Эдвард был шестнадцатилетним мальчишкой с пышными кудряшками, он понял, что всё устроено в жизни сложно. Родители объявили сыну о назначенной помолвке с дочерью одного банкира. Юный Эдвард не согласился с решением родителей. Семья Лоруа была строгих правил и отказала сыну в поддержке. Разругавшись с родителями, Эдвард покинул родной дом и устроился юнгой на корабль. Так прошло несколько лет. К моменту встречи с Сьюзи, он был уже капитаном и управлял своей жизнью самостоятельно.

Сьюзи и Эдвард приблизились к маленькому, уютному домику. Лоруа понравились маленькие клумбы под окнами, которые украшали эту неброскую местность. Парню опять показалось, что это самое замечательное место в мире. Одного он не мог понять: что же его сюда притянуло. А может быть, не что-то, а кто-то?

В доме Ричардсон помогла гостю с вещами. Она усадила Эдварда за круглый стол, а сама отправилась на кухню, чтобы приготовить им чаю, от которого гость не отказался. У юной смотрительницы возникло столько вопросов, что не хватило бы и ночи получить на них ответы. Её интересовал незнакомец, который сейчас что-то записывал в своём дневнике, если это, конечно, был дневник. Вернувшись к столу, Сью поставила чашки, налила ароматный чай из трав, которые она сама собирала на лугу и сушила. К чаю было подано печенье с шоколадной крошкой и корицей: за несколько лет обитания в этом необжитом краю она научилась замечательно готовить.

Эдвард поблагодарил Сью за гостеприимство, попробовал чай, после чего восхитился хозяйкой. Он даже попросил маленький мешочек ароматных трав с собой в дорогу. Смотрительница расстроилась, когда подумала о том, что её новый друг (для него практически каждый человек был другом, хотя из книг знала, что не все могут быть друзьями) отправится дальше и, возможно, забудет девушку – смотрительницу маяка. Конечно же, она подарит ему мешочек с травами, надеясь, что хоть так-то оставить память о себе.

Гостю в этом доме понравилось всё: конечно же, душистый чай, но больше всего – юная хозяйка, которая сейчас грустно помешивала ложкой сахар в чашке. Ему захотелось приободрить девушку.

– Сью? Можно я тебе расскажу о своих поездках? Читай!

Эдвард протянул ей блокнот, который действительно оказался дневником. Чтение её захватило.

После ссоры с родителями Эдвард сбежал на причал и запрыгнул в первую попавшуюся лодку, где и заснул. Его обнаружил дядя Френсис. Он мог тогда выбросить парня за борт, но пожалел, оставил и стал сам воспитывать мальчишку, как собственного сына, ведь детей, к сожалению, у него не было. Когда мальчик подрос, Френсис отдал его в юнги капитану Роджеру Гиббинсу, которого многие в шутку звали Весёлым Роджером. Именно с ним юный Эдвард пережил много увлекательных приключений. Дневник рассказал Сью о жизни команды на неизвестном острове. Это было таким захватывающим описанием! Эдвард тогда ощущал себя Робинзоном Крузо. Видя, как мальчишка переносит трудности жизни на острове, Роджер не раз говорил своим друзьям, что тот вырастет замечательным человеком, и не ошибся.

Эдвард дал Сью дочитать блокнот, а потом стал описывать бухты, мысы, которые он видел. Сью узнала, что после совершеннолетия Лоруа на свои сбережения приобрёл яхту и, попрощавшись с Роджером и командой, отправился в самостоятельное одиночное плавание. Иногда он отдавался на волю ветрам и Богу, тогда течения приносили его в удивительные места. Как-то раз он попал в Испанию. Там он испробовал вкуснейший хамон, продегустировал изысканные испанские вина, посетил захватывающую гору Монсеррат, выступы которой напоминали гномов или мистических существ. Там Эдвард познакомился с Хорхе, который занимался виноградниками, а также узнал от него о таком замечательном месте, как Андорра-ла-Велья. Это было город-государство, находящееся в горах между границей Испании и Франции. Лоруа посетил его и был ошеломлён природой и красотами этой страны. И вот сейчас новое приключение…

Ночь прошла незаметно. Так показалось двум мечтателям, которые не сомкнули глаз, наблюдая друг за другом. Всю ночь они провели вместе, в маленьком, но таком уютном домике, за крохотным, но гостеприимным столом. Всю ночь восторженные серые глаза встречались с игривыми зелёными, будто земля и небо сходились на горизонте. Они уснули лишь тогда, когда солнце вновь скрылось за горизонтом, а печенье постепенно исчезло со стола… Странно, но эти двое уснули вместе, крепко обнявшись. Сью и во сне была счастлива: исполнилась мечта заснуть в объятиях любимого человека.

Эдвард пробыл у Сью три дня. Всё это время они гуляли по берегу, смеялись, рассказывали друг другу истории и наговориться не могли. Но всё чаще Сьюзен тревожила мысль: «Почему Эдвард не может остаться?» Быстро наступил день расставания. Они простояли на причале несколько часов. Как им не хотелось разлучаться! Когда яхта отчалила и скрылась за горизонтом, такая тоска напала на Сью, показалось, что даже волны стали биться о берег тише, сочувствуя её горю.

И потянулось время. Секунды, минуты, часы, дни, недели, месяцы… Сью ждала. Она никогда не теряла надежду, потому что знала, что Эдвард вернётся к этому берегу, хотя он ничего об этом не сказал. Девушка давно призналась себе в  чувствах, испытываемых к новому знакомому. Теперь она была влюблена не только в море, но и в Эдварда Лоруа. Девушка понимала, что родственная ей душа сейчас где-то далеко в море, а она всё равно будет ждать.

Ежедневно после работы Сью выходила на берег, где когда-то произошла встреча с любимым. Она часто рисовала любимый образ, теперь в её альбоме не находилось места для книжных героев. «Можно влюбиться ли и узнать человека за три дня?» – спрашивала она себя. И тут же находила ответ: «Если эти люди искали друг друга, если эти люди предназначены друг другу, если эти люди вместе как одно целое, то определённо – да».

И вновь наступил апрель, играл тёплый бриз, солнце садилось в море. Сью сидела на берегу и наслаждалась звуками бьющихся волн. Она тихо напевала песню, которую сама же сочинила, конечно же, о красивой любви, мучительной разлуке и долгожданной встрече. Рядом с ней сидел её новый друг Рэвур – дворняжка, которого полюбила за преданность. Рука девушки медленно поглаживала собаку. Внезапно Рэвур забеспокоился, раздался лай. Сью посмотрела в сторону моря. От неожиданности она не смогла отозвать собаку, которая стремительно бросилась к воде навстречу приближающейся яхте. Да, это была та яхта, которая однажды приплыла к этому берегу таким же тёплым апрельским вечером. Румянец залил лицо девушки. Она улыбнулась. Яхта двигалась быстро, заставляя смотрительницу всё больше и больше переживать.

Наконец-то они встретились! Перед Сью стоял тот самый Эдвард, которого она не могла забыть и ждала целую вечность. И это был не сон, не рисунок в альбоме. Они смотрели друг на друга и не хотели больше расставаться. В глазах девушки заблестели слезы, в груди защипало от радости, от безудержной любви к этому человеку.

– Сью, я вернулся к тебе, – Эдвард обнял подругу.

– Я знала, что ты вернёшься, – тихо произнесла девушка. – Ко мне…

К ней. К Сью. Она притянула его к себе. Лоруа ответил долгими нежными объятиями и стал шептать на ухо о том, как же он скучал по ней, по ночным разговорам, прогулкам и её милому смеху. И по ароматному чаю.

Комментировать