Мокрова Ксения

18 лет, п. Каменники, Рыбинский район

Потерянные сны

Кевин проснулся от неприятного запаха и говорившего вдалеке радио. Стараясь не думать, что ждёт его на завтрак, мальчик, не вставая с постели, стал прислушиваться к тихому мужскому голосу, сообщавшему последние новости:

– Сегодня, как известно каждому жителю планеты Земля, мы празднуем 155 год со дня окончания Первой Мировой Экологической войны. В честь праздника откроются новые предприятия по производству электроприборов для поглощения углекислого газа и… перехвата энергии, исходящей от защитного слоя Земли, и дальнейшим использованием её для нужд человечества… Только сегодня вы имеете возможность бесплатно посетить любой музей, посвящённый воинам, погибшим 155 лет назад на поле битвы, и… насладиться новыми рецептами инженеров-генетиков, и… увидеть величайший парад в честь юбилея со дня победы Нового мира над Старым! – после продолжительной рекламы современного оборудования для самостоятельной диагностики состояния здоровья голос диктора с прежней радостью полетел из динамиков старого радио.

– Что же по прогнозу погоды, друзья? Великий день не могут омрачать тучи, это понимает каждый гражданин города Стёклл, поэтому единогласно всеми нами была выбрана солнечная погода с поздним ярко-красным закатом и звёздной прохладной ночью. Спешите насладиться сегодняшним днём и не забудьте надеть голографические очки, чтобы не пропустить поздравительную речь от президента Верджа! – голос ведущего умолк, и вместо него полился бесконечный поток рекламы, сменяемый странными звуками, которые вызывали у Кевина раздражение.

Мальчик встал и умылся в ванной тёплой водой. У зеркала выбрал праздничную одежду, поочерёдно нажимая на части тела своей копии, отражённой в зеркале. При прикосновении к голове выбиралась причёска, одна из множества предложенных вариантов, при нажатии на ноги появлялся список доступных штанов, которые лежали в комоде около кровати в уменьшенном виде.

Позже, когда наряд был выбран, к Кевину подъехал робот, неся в своих железных руках длинные бледные джинсовые штаны, такого же цвета пиджак и простую чёрную футболку. Вердж объявил в этом году праздничными цветами все оттенки чёрного, поэтому мальчик решил добавить к своему любимому джинсовому пиджаку яркие краски.

Кевин отличался от своих сверстников крайней любознательностью. Многие не понимали его и считали странным привычку всё время задавать вопросы.

«Почему тебе это интересно, Кевин?» – спрашивали его иногда знакомые перед тем, как равнодушно кивнуть и отвести взгляд в сторону. А Кевину было интересно. Почему? Да просто так. В Новом мире, в мире техники и машин, он пытался найти ответ на загадку, которая преследовала его по ночам, когда он спал, и проявляла себя в виде яркого света, как будто разом загорелись все фонари Стёклла. Перед пучком света качалось из стороны в сторону что-то похожее на ниточку толщиной с палец. Ничего подобного в своей жизни не видел ни Кевин, ни его родители, ни сверстники. После очередного рассказа с мальчиком перестали разговаривать одноклассники, которые считали, что видеть какие-то картинки ночью невозможно. «Как ты мог что-то видеть, если твои глаза были закрыты?» – задавали они каверзные вопросы, на которые Кевин не знал ответа. Он и сам удивлялся. То, что он видел по ночам, было настолько реальным, что часто, открывая глаза, он не мог поверить, что лежит в своей кровати, а не гуляет среди множества ниточек шириной с палец. Поначалу это пугало мальчика, но позже вошло в привычку, и он стал записывать увиденное в толстую тетрадь, подробно описывая, а иногда и зарисовывая яркие картинки, появляющиеся, когда он закрывал глаза.

Сегодня Кевин спал спокойно, и, если что-то ему и снилось, он не помнил. Поэтому, оставив тетрадь на прикроватном столике нетронутой, мальчик поспешил вниз.

За обеденным столом сидела Аннет, мама Кевина. Она вела беседу со Скарлетт, кухонным роботом. Женщина не спеша шевелила губами, лениво произнося каждое слово. Так разговаривала большая часть населения планеты Земля. В руке Аннет на пластиковой ложке булькала зелёная жидкость. Женщина мельком взглянула на подошедшего Кевина и кивнула ему на свободный стул.

– Доброе утро, сын. Сегодня на завтрак твой любимый суп, состоящий из одних витаминов. Правда, Скарлетт добавила какой-то новый ингредиент. Что ещё, кроме привычных продуктов, ты положила в сегодняшний суп, Скарлетт? – Аннет развернулась к человекоподобному роботу и продолжила прерванную беседу, уже позабыв о приходе Кевина.

Мальчик взглянул на зелёную жидкость, при виде которой у него пропал аппетит, и с отвращением отвернулся от полного витаминами супа. Подумав немного, Кевин вызвал Джека, своего робота и единственного друга. Джек быстро спустился со второго этажа, большими шагами пересекая комнату. Он выглядел как молодой человек лет двадцати, то есть был на девять лет старше Кевина. Робот тяжело вступал железными ногами на кирпичный пол кухни, выдавая лишь неуклюжими движениями и хриплым металлическим голосом своё нечеловеческое происхождение.

Кевин уставился на него голодными глазами и жалобно попросил:

– Джек, приготовь мне что-нибудь на завтрак.

Робот, не произнося ни слова, начал рыться в стеклянных баночках на одной из кухонных тумбочек. Несколько минут спустя, после добавления в различных пропорциях содержимого баночек: витаминов, белков и других ингредиентов – Джек поставил перед Кевином тарелку с голубым порошком.

– Как ты любишь, – сказал робот, усаживаясь на стул.

Этот вариант и правда понравился мальчику больше. Он съел всё до последней ложки, медленно перевёл взгляд с грязной посуды на Джека и спросил:

– Ничего нового не нашёл? – робот, услышав этот вопрос, стал быстро нажимать какие-то кнопки на своём теле.

– Ничего… – послышался вскоре металлический голос, – ничего похожего на картинки, которые ты видишь по ночам. Но кое-что мне всё же удалось узнать. Я рылся как-то в старых книгах, когда работал в библиотеке, и нашёл тонкую тетрадь, вроде той, в которой ты зарисовываешь ночные картинки. В ней сохранился всего один лист, такой странной текстуры, что я сразу же догадался: это тетрадь довоенного времени. Лист был мягким и лёгким, он не имел ничего общего с тем материалом, на котором пишут сегодня. Похоже, кто-то, как и ты, фиксировал в тетради непонятные картинки. Там было много странных слов, например: «цветок», «кот», «ветер», но чаще всего встречалось слово «сон». Как я понял, раньше жил человек, как и ты, видящий ночью закрытыми глазами картинки. Он называл это явление сном и часто употреблял «снилось», «приснилось». Видимо, это происходило неоднократно.

– Хорошо. А значение остальных слов тебе удалось найти?

– Нет, их смысл был полностью утерян сразу после Экологической войны, и теперь они звучат как простой набор букв, – подытожил Джек. Кевин глубоко вздохнул и поднялся со стула.

– Тогда пойдём прогуляемся. Посмотрим на парад, – они оба взяли в руки голографические очки и поспешили к выходу.

Улицы были полны народа. Каждый квартал был украшен военными плакатами и обставлен столиками с атрибутами, на которых красовалась эмблема Нового мира: рука человека, держащая в рукопожатии железную руку робота. Кевин и Джек проходили мимо, бегло осматривая новые видео игры, технические приборы и однообразные угощения. Они двигались прямо к центру, где вскоре должен был пройти парад.

Главная площадь преобразилась в зону военных действий: люди в белой одежде олицетворяли Старый мир, а роботы в чёрной – Новый. Причина конфликта была упущена, она никого и не интересовала. Все были убеждены, что люди Старого мира – сущее зло, а правители Нового боролись за равные права человека и робота, за лучшую жизнь.

«Они просто боялись перемен, – говорил Вердж про людей Старого мира, – боялись жить лучше, проще. Они тормозили общее развитее планеты, отодвигали приближающуюся эволюцию человека на второй план. Нам никогда не понять их, потому что те люди боролись за деградацию, боролись за гибель нашей планеты».

Главной целью праздничного парада было прославление Нового мира и осуждение Старого. В ярких красках разыгрывались картины «возрождения Земли», во многом, конечно, преувеличенные, но, несомненно, вызывающие нужный эффект: люди ахали и посылали в воздух столбы неоновых искр в честь Нового мира.

Когда закончилась последняя сцена парада, главный робот вышел на подиум, возвышавшийся над головами собравшихся, возвёл флаг с рукопожатием человека и робота и, нажимая пальцами в воздухе на невидимые кнопки, вывел на экран, заменяющий небо, надпись с просьбой надеть голографические очки. Все немедленно нацепили полупрозрачные очки и вновь устремили свои взоры к подиуму. Теперь рядом с роботом в нарядном чёрном костюме стоял Вердж. Тут же со всех сторон полетели неоновые искры и раздались громкие аплодисменты. Единственный правитель подождал, пока шум немного утихнет, затем увеличил громкость своего голоса с помощью металлического прибора, обвивавшего его шею, и заговорил:

– С праздником, великий народ Нового мира! 155 лет назад в этот день, в этот час наши предки разрушили оковы, связывающие человеку руки, прекратили массовое истребление роботов и дали начало новой, совершенной жизни. Бороться за Новый мир было трудно, но ещё труднее было собрать заново из пепла нашу планету. Но они сделали это и ещё много других вещей во имя своих потомков, во славу человечества… – на этих словах изображение резко пропало с голографических очков Кевина. Вердж исчез с подиума, и мальчик перестал слышать его голос. Кевин огляделся по сторонам: взгляды всех собравшихся были прикованы к тому месту, где недавно стоял правитель.

«Похоже, это проблема в моих очках», – подумал Кевин, всматриваясь в сосредоточенные лица окружающих. Он дёрнул Джека за край чёрной футболки, но тот не обратил на прикосновение никакого внимания. «Отлично, и этот робот должен был за мной присматривать?» – задал самому себе вопрос Кевин, пробираясь сквозь толпу к выходу с главной площади. Мальчик решил прогуляться по соседним кварталам и подождать, пока Вердж закончит поздравительную речь и все снимут голографические очки. Он шёл и представлял, как будет отсчитывать Джека за то, что тот не уследил за доверенным ему ребёнком, как робот будет искать своего человека среди толпы людей с одинаковыми белыми волосами, лишённых свойственных им пигментов. Раздумывая о предстоящих событиях, Кевин шёл, выбирая дорогу наугад, и вскоре очутился в незнакомом районе. Лучи от фонарей, заменяющих солнце, почти не попадали сюда. Мальчика вырвала из дум упавшая на голову железка.

«Ай!» – воскликнул Кевин, потирая ушибленное место и поднимая взгляд туда, откуда упала жестяная банка. Из темноты на него смотрели большие жёлтые глаза. Мальчик медленно втянул носом воздух и полез в карман за фонариком. Было немного не по себе. Не так давно Джек рассказывал о группе восставших роботов. Они вылавливали людей в тёмных, нежилых районах и держали в плену, убивали и ставили на них эксперименты. Роботов-бандитов было немного, поэтому правительство не предпринимало никаких действий, боясь, что поспешное принятие решений приведёт к восстанию машин.

Тусклый луч от фонаря Кевина попал прямо в цель, от тьмы отделился небольшой кусок, и из жёлтых глаз выросло чёрное, волосатое существо. Оно сидело неподвижно,  пока мальчик пытался рассмотреть его. Ничего подобного в своей жизни Кевин не видел: существо было маленькое, чёрное, с пятью конечностями, одна из которых раскачивалась из стороны в сторону, остальные служили опорой. Жёлтые глаза находились на сплошь покрытом волосами лице. Существо смотрело на Кевина сверху вниз, также внимательно изучая его. Позже оно издало непонятный звук.

– Мяу! – и снова замолчало. Кевин вздрогнул от неожиданности. Он перебирал в голове сотни вариантов того, что же это могло быть, но не находил ничего подобного. Тогда он подумал, что это один из новых роботов, о которых сегодня говорили по радио, однако этот робот выглядел очень странно. Мальчик нащупал в кармане маленький пульт управления речью, с помощью которого можно было настроить свой голос так, чтобы его понимали или не понимали роботы. Сейчас там стояла 109 частота, на ней Кевин общался с Джеком. Включив 127 частоту, дающую доступ к разговору с любым роботом планеты Земля, мальчик сказал:

– Я – человек, мой робот-помощник – Джек. Назовите имя своего человека. – Существо не реагировало, оно смотрело на Кевина немигающими жёлтыми глазами. «Возможно, он сбежал со склада и остался не купленным?» – спросил себя Кевин. Исходя из такого предположения, он продолжил:

– Назовите номер партии и дату, когда вас произвели, – ответа не последовало, хотя каждый робот был запрограммирован отвечать на подобные вопросы. Мальчик растерянно смотрел на существо. Наконец, оно произнесло очередное «мяу» и спрыгнуло к ногам Кевина. Тот стоял в оцепенении. «Почему на 127 частоте я не разобрал того, что оно говорило мне?» Тем временем существо отдалилось на несколько человеческих шагов от мальчика и снова выжидающе посмотрело на него.

– Нет. Я не пойду за тобой, – неуверенно произнёс Кевин. Чёрный комок продолжал стоять на месте и блестеть в темноте жёлтыми глазами. Тогда Кевин резко выдохнул и приблизился к существу. Как только они оказались на одном уровне, существо двинулось вперёд и пропало за углом. Любопытство Кевина взяло верх над чувством страха, и мальчик последовал за своим новым знакомым.

Существо шло впереди, постоянно останавливаясь и оборачиваясь для того, чтобы проверить, идёт ли сзади Кевин. Если мальчик отставал, существо тоже замедляло шаг. Пока они шли в неизвестном направлении, Кевин всё больше и больше узнавал о своём спутнике. Оно издавало только одни звук – «мяу», передвигалась на четырёх конечностях, умело высоко прыгать и видеть в темноте.

Кевина вело лишь врождённое любопытство, поэтому он шёл за существом, думая только о чёрном комочке, шедшем рядом. Они отдалялись всё дальше и дальше от знакомых Кевину улиц и, пройдя заброшенными кварталами несколько километров, вышли из города.

Мальчик никогда не покидал прежде Стёклл, поэтому ему стало не по себе. Они прошли ещё немного вперёд, отойдя от города на приличное расстояние, и упёрлись носом в защитное поле Стёклла. Дальше пути не было. Кевин взглянул на существо, которое уселось перед защитным экраном. Пятая конечность качалась из стороны в сторону. Существо не отрывало жёлтых глаз от какой-то точки на экране. Кевин так же заворожённо смотрел на существо. Так простояли они несколько минут. Наконец, Кевин сказал:

– Дальше пройти нельзя. За защитным слоем ничего нет. Там та часть планеты, которую невозможно было восстановить. Там нет жизни, нечего туда ходить, поэтому проход и закрыт, – слова не произвели никакого эффекта. Подождав ещё немного, Кевин, увидев, что ничего не меняется, пожал плечами и развернулся в сторону города.

«Спрошу у Джека насчёт этого странного робота, он должен что-нибудь знать о новых изобретениях», – подумал мальчик, делая несколько шагов, чтобы вернуться в Стёклл. Но на прощание он решил обернуться и попытаться лучше запомнить внешний вид чёрного существа. Но, когда Кевин повернул голову, он ничего не увидел. Оно пропало. «Может, мне показалось?» – растерянно подумал мальчик. Но тут же он заметил маленькую дверцу прямо в защитном экране и чёрное пятнышко, мелькающее в образовавшемся проходе. Жёлтые глаза снова блеснули на Кевина из темноты. Существо терпеливо ждало. «И зачем я это делаю?» – задал себе вопрос мальчик, приближаясь к защитному слою. Дверца оказалась очень маленькой, но невысокому и худому Кевину не составляло труда протиснуться в неё.

Когда они оказались по другую сторону защитного слоя, существо тут же отправилось дальше, не давая Кевину осмотреться. Но он уже увидел достаточно. Вокруг была разруха, выжженная, голая земля и ни единой постройки. Пустота, как будто они и правда оказались на краю света. Дышать было трудно, намного труднее, чем в городе, находившемся в нескольких километров от этого места. Кевин начал волноваться и с надеждой обернулся на маленькую дверь, через которую только что зашёл. Она пропала. Тогда он взглянул на своего спутника и заметил на одной из его конечностей маленький зелёный браслет. «Видимо, я не смогу вернуться без этого робота», – заключил Кевин.

Тем временем существо снова остановилось и уселось на землю, глядя в одну точку. Мальчик встал рядом. Прошло всего несколько секунд, и, как и в прошлый раз, из ниоткуда отворилась дверь.

Они вошли в город… Это был не Стёклл… Здесь было светло, как во снах Кевина. То тут, то там качались из стороны в сторону огромные коричневые столбы с зелёной шапкой наверху. Они были похожи на ту ниточку из снов, только в несколько раз толще и выше. Вокруг было немноголюдно. Кроме Кевина и его спутника, на улицах города прогуливалось около тридцати человек. Это были высокие люди, сантиметров на сорок выше любого жителя Стёклла, с красивыми разноцветными волосами. Кевин никогда не видел, чтобы кто-то имел чёрный, коричневый или жёлтый цвет волос.

Мальчик слишком выделялся своей белой головой, поэтому прохожие кидали на него заинтересованные взгляды, но, увидев рядом идущее чёрное существо, они продолжали свой путь, улыбаясь Кевину.

У одного из немногочисленных зданий Кевин и его спутник остановились. Зелёный браслет на одной из конечностей существа замигал, и перед путниками вновь открылась дверь.

Они попали в хорошо освещённое помещение. Это была чья-то гостиная, убранство которой во многом отличалось от обстановки в квартире Кевина. Гладкое покрытие пола медленно перетекало в мягкое и тёплое, на стенах висели картины с изображением разных существ и высоких коричневых столбов, на широком столе стояла стеклянная посуда, наполненная приятно пахнущей жидкостью. Чуть дальше стоял диван и несколько кресел, в которых сидели, разговаривая друг с другом, несколько человек.

Существо, осмотрев всех собравшихся, прыгнуло к одному из них на колени и растянулось всем своим телом. Потом подняло жёлтые глаза на Кевина и издало своё злосчастное «мяу».

Разговор тут же прервался, и тройка незнакомых лиц молча посмотрела в сторону растерявшегося мальчика.

– Эри, кого же ты нам привела? – спросил темноволосый мужчина, поглаживая большой рукой чёрное существо.

– Так это ваш робот? – выпалил Кевин. Все трое немедленно переглянулись и добродушно рассмеялись.

– Это не робот, милый мальчик. Всего лишь кот. И, да, он принадлежит нам, но, по существу, он считает себя свободным и независимым. Так, Эри? – пояснила красивая девушка, протягивая ладонь к предмету обсуждения. Эри подставила свою мягкую голову и, когда на неё обрушилась человеческая рука, издала ещё один непонятный звук.

– Мурр…

– Эээ… – протянул Кевин, – кажется, ваш кот сломался…

И снова смех.

– Да, сразу видно, что ты не из наших, – сказал молодой человек того же возраста, что и робот Кевина, и встал с кресел.

– Я – Уилл, это – Джессика, – указал он на девушку, не сводящую глаз с существа, – а тот темноволосый мужчина называет себя Эрл. Мы – представители Старого мира. А кот не сломался. Они издают такие звуки, когда получают удовольствие. Как тебя зовут?

– Я… – замешкался Кевин, – меня… меня зовут Кевин.

– Отлично, – сказал Эрл, – я думаю, у тебя есть немало к нам вопросов, Кевин, не так ли? Мы всё объясним. Пройдём в соседнюю комнату.

Эти люди почему-то внушали Кевину доверие, к тому же ему казалось, что они знают ответ на ту загадку, которую он сам не мог разгадать несколько лет. Поэтому мальчик побрёл вслед за ними в соседнюю комнату.

Там находился огромный экран. Джессика включила его, и на белом экране появилась красочная картинка, сине-зелёная планета.

– Так выглядела Земля до Экологической войны, – прокомментировал Эрл. – Тебе будет сложно поверить, но раньше, ещё 200 лет назад, люди не синтезировали кислород, не смешивали в чистом виде белки, жиры и углеводы для пищи и не могли контролировать погоду. Человек не был единственной формой жизни и во многом зависел от окружающей его среды, в которой обитали и другие живые существа, – на экране появилось подтверждение того, о чём говорил Эрл. Это были фотографии людей рядом с другими существами. – Эти существа давали нам всё: кислород для дыхания, материал для строительства жилища, пищу. Многих из них мы держали в качестве декора домов, других – чтобы не чувствовать одиночества. Они были нашими друзьями, нашими вдохновителями. Мы называли их живой природой. Их было огромное количество, разных форм, разных цветов, они обитали везде: на суше, в воде и в воздухе.

Сейчас в Стёклле существует множество законов, которые запрещают населению Земли отбирать жизни других людей, роботов, но ты должен понять, Кевин, что те, кто придумал эти правила, 155 лет назад уничтожали живых существ миллионами. Уже в 2119 году над нашей планетой нависла экологическая проблема. Верховной властью было предложено два пути решения: попытаться сохранить, то, что создавалось природой миллиардами лет, или уничтожить всё и начать заново. Этот вопрос решался 50 лет, а потом к власти пришёл Вердж. Он настоял на идее сотворения нового мира, ему успешно удалось убедить людей, что наконец-то их жизнь не будет зависеть от окружающей среды, что человек сосредоточит всё в своих руках, что нам дан разум для того, чтобы идти вперёд. И люди пошли за ним, начали Первую Мировую Экологическую войну.

Человек – дитя природы – безжалостно набросился на свою мать и разорвал её на куски, оставив только пепел. На этой войне было уничтожено всё. Множество людей погибло от голода, потому что человеческий организм не смог быстро перейти от натуральной пищи к полностью синтезированной. К тому же гибели подопечных Верджа способствовало сопротивление «Старого Света». Мы пытались донести до нового правительства весь ужас военных действий, предлагая гуманные решения проблемы. Но было поздно…

Когда война закончилась, Вердж основал Стёклл. Он выловил и казнил почти всех членов сопротивления, но некоторым удалось сбежать. Среди них был и мой прапрадед, великий инженер-эколог. Вместе со своими выжившими коллегами он начал потихоньку восстанавливать флору и фауну старой Земли. У прапрадеда сохранилась коллекция клеток животных и растений, которую он стал собирать, как только возникла экологическая угроза. Результаты его работы ты можешь увидеть и сам. Этот город – копия населённых пунктов, которые существовали 150 лет назад.

У моего прапрадеда было много работы, и того количества людей, что было у него в подчинении, перестало хватать, поэтому он часто отправлялся в Стёклл и искал там единомышленников, таких же, как ты, Кевин.

Джессика услышала о тебе, когда отправлялась выполнять моё поручение: ты рассказывал о картинках, которые видел закрытыми глазами ночью. И пусть ты толком не мог объяснить своим одноклассникам, что это значит, Джессика сразу узнала в тебе одного из нас. А дальше действовали Эри и твоё любопытство.

Кевин, мы хотим вернуться к прежней жизни, напомнить другим людям, что значит жить свободно, счастливо, разбудить в них чувства любви и опровергнуть слова Верджа: «Разум нам дан, чтобы придумывать новые способы охранять природу».

Ты вступишь в наши ряды? – закончил свой длительный монолог Эрл.

Кевин ошеломлённо смотрел на него, не произнося ни слова. После минутного молчания он ответил:

– Мне нужно подумать. Ему дали время подумать. Он остался в комнате один и ещё долго обдумывал услышанное. За стенкой вновь раздался добродушный смех и какой-то приятный звук. К этому звуку вскоре присоединились и голоса. Они как будто бы летели по комнатам, ломая на своём пути все преграды. Звук добрался до ушей Кевина, и с губ мальчика сорвались, вливаясь в общий поток, слова незнакомой ему песни. А что такое музыка и песня, Кевин не знал, но скоро ему предстояло это узнать.

Комментировать